Galileo

Хороший театр начинается с дирижёра

Хотя главный дирижёр Ростовского музыкального театра Андрей Галанов в Ростове появился не так давно, он быстро успел стать весьма популярным в городе человеком. Дело дошло до того, что его назвали “Человеком года – 2000” в числе чёртовой дюжины самым-самых известных ростовчан. Чтобы разобраться с причиной этого феномена, мы решили побеседовать с самим дирижёром.

– Андрей, вы не ростовчанин, но, тем не менее, именно вам был присуждён титул “Человек года г. Ростова-на-Дону – 2000”. Вы это воспринимаете как некий аванс, или как нечто само собой разумеющееся?

– Честно говоря, для меня это стало полной неожиданностью. Я даже не подозревал, что в Ростове существуют подобные номинации. Заслуженно или нет – не мне судить. Для музыканта место рождения – понятие условное.

– Как вы попали в Ростов? Что вас привлекло в нашем городе?

– Меня пригласили на конкурс из Минска. Я рискнул, приехал и выиграл этот конкурс.

– Не было ли у вас каких-то опасений? Сюда вы приехали по сути на пустое место, в театр, которого нет, в неизвестность…

– “Театр, которого нет” можно говорить ещё лет двадцать-тридцать. На самом деле нужно просто прийти в театр и убедиться лично, есть он или нет.

– Наверное, музыкальная стезя – это у вас семейное?..

– Нет, я первый. Мои родители, дедушки и бабушки мечтали увидеть во мне военного музыканта. Поэтому я с пяти лет учился игре на фортепиано, потом на трубе. К огорчению родных, армия меня особо не привлекла. А потом я заинтересовался профессией дирижёра – и у меня получилось. Хотя сейчас, зная все издержки и сложности профессии, я бы за это не взялся.

– Какие издержки?

– Практически каждый дирижёр, становясь за пульт, должен быть на голову выше или, по крайней мере, не уступать никому в оркестре в интеллектуальном плане, в знании многих сфер человеческой культуры, которые не касаются музыки. Другой аспект – психологический. Человек за пультом навязывает свою волю, своё видение, которое не всем нравится. Как сделать так, чтобы бесконфликтно подчинить оркестр? Важна дипломатия взаимоотношений – не дай бог обидеть кого-нибудь.

– У вас это получается?

– О себе сложно судить. Говорят, что опытный оркестр знает всё о своем дирижёре уже ко второму антракту.

– Вы стоите за пультом спиной к зрительному залу. Вас это не нервирует?

– Совсем нет. Наоборот, поддержка зала тебя воодушевляет, восхищает, это очень хорошо. Я играл во многих залах, где энергетика была просто чудовищная по своему неприятию до концерта. К примеру, во Франции есть много областей, мэры которых симпатизируют различным политическим направлениям и артистов из посткоммунистической страны там воспринимают неприветливо. Такие люди приходят, чтобы стать свидетелями провала. Это только подхлёстывает.

– Вы говорите о зрителях. А как быть с энергетикой самого зала? Есть ли разница, где играть?

– Некоторые залы просто подавляют. В Осаке есть шикарный зал, в котором выступали все мировые знаменитости. Там же довелось выступать и мне. Это сложно – над тобой довлеет груз ответственности. Люди, искушённые в музыке, приходят и не прощают ни одной ошибки. Если они тебе аплодируют – значит, ты их убедил.

– У вас большой опыт выступления за рубежом. Поделитесь своими наблюдениями о музыкальных предпочтениях разных стран.

– Тут можно говорить много и долго. Италия сама по себе музыкальна. Она живёт своей музыкой, пением. Там в каждой деревеньке, каждом городке есть пусть даже и самодеятельная, но собственная опера. И если итальянцы не любят классическую немецкую симфонию, то от этого они не менее музыкальны, чем немцы. А последние, в свою очередь, считают, что лучше них немецкую музыку никто не играет. Очень музыкальная нация французы, но они обожают Моцарта, очень ревностно относятся, когда мы у них играем Равеля или Дебюсси. А вот Бетховена они предпочитают “нашего”, “немецкого” не любят. Японцы очень любят русскую музыку. “Лебединое озеро” они могут слушать по 10 раз в год в исполнении разными составами.

– Не могли бы вы более подробно рассказать о проекте, который называется “Маэстро Галанов приглашает”?

– Это наша совместная с генеральным директором Музыкального театра Вячеславом Кущёвым акция. Мы задумали её как цикл красивых оперных концертов с приглашением различных исполнителей.

– Можно ли уже говорить, что люди идут в театр на Галанова?

– Конечно. В Музыкальный театр после примы-балерины или другой оперной звезды идут обычно на дирижёра. Что толку приходить на режиссёра, если 15 лет идёт спектакль с одними и теми же декорациями, одинаковыми мизансценами. А дирижёры меняются. И если приходит мастер, который умеет оживить спектакль, то люди пойдут именно на него.

12.12.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Какими должны быть отношения между Россией и Украиной?

Загрузка ... Загрузка ...

Архив опросов

Отзывов на сайте: 4049
Вчера: 2. Сегодня: 1