Galileo

Ростовская «диаспора» в Москве – самая незаметная, но самая влиятельная

Реформа Федерации сделала Ростов столицей. И высветила одну интересную черту, до сих пор ускользавшую от внимания наблюдателей.

Как известно, институт полномочных представителей Президента в федеральных округах имеет в качестве основной задачи усиление федерального контроля за деятельностью региональных властей. Естественно, что “контролеры” не назначаются из местных. Полпреды, их заместители, руководители окружных структур федеральных ведомств – все они прибывают в столицы округов из других городов.

Есть лишь одно исключение – Южный округ и его столица, Ростов-на-Дону. Вот несколько фигур. Полпред Президента Виктор Казанцев – до назначения командующий СКВО, ростовчанин. Первый заместитель полпреда Президента Виктор Анпилогов – бывший глава правительства Ростовской области, до 1991 года – председатель Ростовского горисполкома. Заместитель полпреда Виктор Усачев – экс-представитель Президента в Ростовской области, а до того – вице-губернатор области. Другой заместитель полпреда, Михаил Фетисов, – в прошлом начальник областного ГУВД. Заместитель генерального прокурора по югу Сергей Фридинский – ранее военный прокурор СКВО…

“Это ж-ж-ж неспроста! С чего это ростовчанам такая привилегия?” – задаются вопросом журналисты и аналитики. Ответы находятся разные. Например, говорят, что губернатор Чуб считается достаточно лояльным, чтобы его поощрять. Что у команды Чуба большой опыт построения властной вертикали, который хотят использовать. И почти все вспоминают о ростовском лобби в Москве.

Нельзя сказать, что ростовская “диаспора” в столице так уж известна и заметна. Мы многое знаем о свердловском “клане” Ельцина, о нижегородской группе Кириенко-Немцова, о нескольких питерских командах (Путина, Чубайса, Селезнева…). А вот о ростовчанах как-то вспоминают редко.

Между тем у Ростова в федеральной верхушке давние и прочные корни. И хоть сейчас уже потеряли силу такие люди, как Владимир Шумейко, Сергей Шахрай, Геннадий Меликьян, всё же есть кому эффективно порадеть за Ростов, не привлекая при том особого внимания. Вот лишь самые видные: представитель Президента в Госдуме Александр Котенков, представитель Президента в Совете Федерации Вячеслав Хижняков, начальник управления администрации Президента по работе с территориями Сергей Шаповалов, председатель Конституционного суда Марат Баглай…

Названные и неназванные люди держатся на втором плане, оставляя авансцену другим провинциальным группам. Это позволяет им не становиться объектом чьего-либо недоброжелательного внимания. Но при этом ростовчане контролируют достаточно важные рычаги, чтобы продвигать выгодные Ростову и ростовской элите инициативы и кандидатуры. Такое “молчаливое могущество” делает ростовское лобби одним из самых, если не самым влиятельным среди провинциальных групп в Москве.

Ещё одна интересная черта ростовчан в Москве – сохранение более прочных связей с Ростовом, чем у других региональных команд. Были прецеденты, когда московские ростовчане начинали вести игру против своих провинциальных партнеров. Самый известный случай – попытки Сергея Шахрая переиграть Чуба через московские каналы (1996-1997 годы). Дело тогда кончилось тем, что ростовская элита свернула контакты со своим недавним любимцем и оставила его без провинциального тыла. Для Шахрая это обернулось политическим крахом. А ростовская элита своё влияние сохранила, и со сменой президента даже умножила.

Почему же московские ростовчане так отличаются от прочих провинциалов, укрепившихся в столице? Думаю, что главная причина – в происхождении, в особом характере ростовской элиты, порождающей “ростовчан в Москве”. Она формирует характер тех, кто потом отстаивает ростовские интересы, она умеет удерживать их в поле зрения и влияния. Но это, как говорится, отдельный сюжет для отдельного рассказа.

29.11.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Кого вы хотели бы видеть на посту президента России после выборов в 2018 г.

Загрузка ... Загрузка ...

Архив опросов

Отзывов на сайте: 4099
Вчера: 3. Сегодня: 3