Galileo

Родить по-русски

В Ростове сняли скандальное кино. Но видел его только наш корреспондент

Лауреат «Тэфи» за прошлый год Александр Расторгуев (на фото) снял фильм в рамках проекта РТР «Россия. Начало», пригласил телевизионщиков и писак на его просмотр, а директор «Дон-ТР» Николай Иванович Чеботарёв всё это дело свернул. В общем, звёздам было угодно, чтобы я в единственном числе посмотрел новое ростовское кино… «Да вы понимаете, как вам повезло? – уже после сеанса восхищались моей ролью в истории коллеги Расторгуева. – Вы же можете, типа стрингера, всем-всем рассказать, чего увидели». И вот я весь такой эксклюзивный сидел и рассказывал Расторгуеву, чего он там наснимал. Ведь и он кино ещё не видел (в ночь перед сеансом только закончился монтаж).

Режиссёр не ходил в школу

…Идея РТР была не нова: рассказать судьбу от рождения ребёнка до его становления. Нечто подобное снимали уже и за рубежом (английский «Севен ап», к примеру), да и в Союзе тоже («Контрольная для взрослых»). Но в новом цикле воображение поражает прежде всего запланированное время съёмок – 50 лет. И потом: разве конкретная жизнь может быть похожа на чью-то другую?

История Расторгуева, собственно рождение ребёнка, ни на что не похожа. Хотя и предложено было Москвой запечатлеть роды женщины-карлика, роды инвалида без ног, роды милиционера (позже появились ещё и роды режиссёра, которая сама о себе снимает фильм), ростовчанин выбрал в героини бомжиху. Зовут её Ирина Гора, она работает дворничихой и живёт в мрачном бараке у женского монастыря. Ей за сорок, она горбата и некрасива, но вместе с тем Гора – первая леди барака. Рожает она от своего крёстного сына. Он, правда, её бросил, и героиня сошлась с другим 20-летним мальчишкой.
В фильме, который так и называется – «Гора», очень много пьют и говорят исключительно матом. Из 25 серий, снимаемых от Москвы до Владивостока, ростовская получилась, пожалуй, самой непотребной и тоскливой. Но и самой честной, считает сам режиссёр: «Так живёт по крайней мере пятая часть Ростова. Без работы, в беспробудных запоях, без будущего».

– Саша, помяни моё слово, только покажут это кино, и тут же начнутся обиды: «Что же, в полуторамиллионном городе нельзя было найти героя достойнее?». Чего скандалишь-то? Чем она интересна тебе, эта Гора – жизни, что ли, такой не знал раньше?

– Ха! Не знал… Да я вырос в таком же бандитском посёлке, до шестого класса почти в школу не ходил. То есть я как раз снимал то, что знаю. А о достойном герое: сейчас же такие асоциальные тётки в основном и рожают. Московская история о родах жены архитектора – это не правда. Это не сегодняшняя Россия.

Плод продажной любви

Говорят, самые искренние актёры – дети. Они не умеют врать. А я, посмотрев «Гору», добавлю: ещё и пьяницы. К тому же, своих пьяниц Расторгуев и оператор Кечеджиян-младший снимали полгода даже по ночам – жители барака совершенно уже не замечали камеры и оставались сами собой. Невозможно предсказать, что увидишь в следующую минуту – как и в жизни. В этом прелесть «Горы». «Я верю, – говорит Расторгуев, – что они были настоящими. Во многом ещё и благодаря тому, что мы никак не вмешивались в их дела – что бы они ни вытворяли. Даже если бы на наших глазах происходило убийство… нет, не знаю, наверное, бы вмешались».

Фильм и грустный, и смешной. Диалоги забавны – как у Тарантино. Серёжа Дедок, самая колоритная фигура «Горы», спорит с соседом о продолжительности жизни: «Чем больше работаешь, тем дольше живёшь». – «Не-е, чем меньше рост у тебя, тем дольше живёшь». Дедок обиженно: «Давай я тебе ноги на х… отрублю – живи долго!».
Кто-то другой изрекает по-ленински афористично: «У нас талант: ничего не видеть, ничего не слышать, громко молчать и как можно тише плакать. А то услышат – побьют». В фильме одному человеку позволено плакать взахлёб – родившемуся у Горы Ваньке.

– Андрей, как на твой взгляд: есть в фильме слабые, «провисающие» места?

– Сцены в женском монастыре много слабее. Я понимаю, что снимали для контраста – высокое и низкое, тело и душа…

– Монастырь там ещё и как другой способ выжить русской бабе. Помнишь, один из героев говорит, что половина монашек из «сиделых» пришла. А игуменья – это бывший «попкарь», она всю жизнь приёмщицей передач в тюрьме проработала.

– Когда твой фильм покажут по ТВ?

– РТР планирует показ с конца января по июль – точнее пока неизвестно. Там, кстати, одна серия «вылетела»: снимали беременную кришнаитку, а под конец её братья по вере почему-то табу на съёмку наложили. Ну и мы, поговорив с руководством проекта, стали делать ещё один фильм: там, помнишь, в «Горе» есть такая Юлька, на сносях? Вот про неё… У неё тоже дикая история любви: отец ребёнка 5 лет назад поехал 14-летнюю девочку за полтинник у её матери покупать на ночь. Ну и влюбился, как говорит. Это наша Юлька.

– Ага, и опять обидишь Ростов. Хотя и «Горы» твоей было бы достаточно. В ней, кстати, обитатели барака власть поносят. Вырезал бы, а? Для душевного спокойствия…

– Нет, оставлю. Кто-то должен сказать это власти. Расторгуев не может – пусть скажут его герои.

12.12.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Какими должны быть отношения между Россией и Украиной?

Загрузка ... Загрузка ...

Архив опросов

Отзывов на сайте: 4049
Вчера: 2. Сегодня: 1