Galileo

Реформаторы взялись за великий и могучий

Однажды у французского писателя Марселя Пруста случилась ссора с одним типом. Последний вызвал Пруста на дуэль и предложил выбрать ему оружие. «Я выбираю орфографию. Вы убиты», – с победоносной улыбкой сказал писатель. Умение правильно писать действительно может быть грозным оружием. Но в России, к сожалению, этим оружием владеет очень мало людей. Да и не мудрено – порой правила с примечаниями занимают несколько страниц учебника, и запомнить их не только простым школьникам, но и взрослым очень сложно.

Но вот наконец «лёд тронулся»: специалисты Института русского языка упростили свод правил правописания. Теперь дело за Правительством РФ – одобрение им нового проекта облегчит нашу с вами жизнь.
Известно об этом проекте пока немногое. То, к примеру, что сводящие нас с ума причастия и отглагольные прилагательные будут писаться с одним «н»; что составные прилагательные позволят разбивать дефисом. По-новому определят и написание первых частей сложных слов (приевшееся «медиа-холдинг» сольётся воедино). Двоеточие обретёт «заместителя» – вместо него с полным правом можно будет черкнуть тире. Изменения коснутся и правил переноса, и использования строчных и заглавных букв.
Не все этому рады. Есть у законопроекта свои противники, которые называют любые попытки упрощения правописания посягательством на Языковые Традиции, на Национальную Культуру, наконец. А мы решили спросить, что думает по этому поводу профессор филологии Людмила Алексеевна Введенская. Одна из лучших знатоков русского языка в мире, по счастию, живёт недалеко – в этом же городе.

– Людмила Алексеевна, а вы по какую сторону баррикады?
– По поводу вашей «баррикады». Как вы напишете это слово?
– Конечно, с двумя «р».
– Мой муж, профессор Николай Павлович Колесников, издал словарь слов с удвоенными согласными. Большинство этих слов – заимствованные, их написание очень трудно запомнить. Я считаю, что нужно ввести простое правило: в случае, когда мы, произнося слово, «растягиваем» согласный, уместен удвоенный вариант, к примеру «ванна». А при «беглом» звучании – одинарный. Мы можем писать «атракцион» при нынешнем «аттракцион».
– Так отчего не пойти на крайние меры? Давайте писать как белорусы: как слышим, так и пишем!
– Так нельзя, потому что тогда мы останемся без языка. Белорусский строится на фонетике. Они пишут по звонам. Мы же составляем слова из приставок, корней, суффиксов. Мы потеряем систему и вконец запутаемся, «кто какому слову брат».
– Как по-вашему, выгодна ли реформа с экономической точки зрения, ведь придётся переписывать учебники, перепечатывать все документы?
– Во-первых, предполагается, насколько мне известно, «мягкая реформа». Переход на употребление новых правил рассчитан на несколько лет. Мы будем пользоваться как новыми, так и старыми правилами. А что касается экономической выгоды… Я вам расскажу одну забавную историю. После октябрьской революции отменили написание твёрдого знака после согласных в конце слов («трактиръ», «коммерсантъ»). Лев Успенский тогда сказал: «Если мы возьмём «Войну и мир» Толстого, опубликованную до революции, выпишем все твёрдые знаки и напечатаем, то получим 70 страниц печатного текста. Если учесть, что классический труд Льва Николаевича вышел не в единственном экземпляре, а в тысячном, то представьте, какими были затраты на издание до отмены ненужной буквы!»
– Людмила Алексеевна, а вас не оскорбляет такое неуважение к традициям правописания?
– Никак не оскорбляет. А тех, кто придерживается иного мнения, я считаю консерваторами. Одним из них, кстати, был Бунин, который, уже находясь за рубежом, поднимал на застольях тост за возвращение буквы «ять». Нельзя не замечать изменений в языке, а тем более игнорировать их.

12.12.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Какими должны быть отношения между Россией и Украиной?

Загрузка ... Загрузка ...

Архив опросов

Отзывов на сайте: 4086
Вчера: 3. Сегодня: 1