Galileo

Петр Макаров: Герой-любовник музыкального театра

Новый музыкальный театр закончил свой первый сезон. Театр признали и полюбили зрители, причём не только любопытные, пришедшие взглянуть на “хрустально-мраморный рояль”, а настоящие гурманы оперного искусства. Главная заслуга в этом принадлежит коллективу театра – худ.руководителю, режиссёрам, костюмерам и, конечно же, артистам.

Об одном из них – любимце публики Петре Макарове – наш сегодняшний рассказ. Разговор с артистом, как этого требуют особенности жанра театрального интервью, проходил в гримёрной минут за сорок до начала спектакля.

– Заканчивается первый сезон в новом театре. Каким он был для вас?

– Первый сезон в новом театре, конечно, запомнится. Поставлено шесть премьер, и в каждой я принимал участие. В новом театре по-и работается другому: новые роли, новая труппа. Собрались настоящие профессионалы. Чувствуешь себя счастливым и нужным.

– Но вы как-то обмолвились, что этот сезон был для вас изнурительным. Почему?

– Всё это время мы работали с утра до ночи. По сути театр стал для нас вторым домом.

– В “Паяцах” вы пели на итальянском. Трудно?

– Абсолютно нет. С нами работали специалисты – преподаватели итальянского языка. Мы не просто пели, а понимали смысл. Перед изучением роли выписывали транскрипцию, точный перевод слов. Язык оригинала очень важен. Композитор писал на итальянском – на нём надо и петь. Так принято во всём мире. Хорошо, что теперь это появилось и у нас. Надеюсь, что такая практика продолжится и впредь.

– Давайте пройдем по ролям первого сезона.

– В “Кармен” я играл тореадора Эскамилио, в “Травиате” – Жоржа Жермона, в “Брачном векселе” – американца Слука, в “Паяцах” – Сильвио, в опере нашего ростовского автора Ходоша “Беззащитное существо” – Алексея, а в возобновлённой музыкальной комедии “Бабий бунт” у меня центральная роль – Николки.

– Не отождествляют ли вас зрители с теми героями, которых вы играете?

– Отождествляют. Поклонницы осаждают, особенно после “Брачного векселя”, просто кошмар какой-то. Там у меня роль хлюста-любовника, который приезжает, всё переворачивает вверх дном – женщины просто с ума сходят. Шлют письма, звонят домой – поклонницы есть поклонницы.

– Расскажите о своей семье.

– Супруга – учитель математики, сыну четыре года.

– Как жена воспринимает столь повышенный интерес к мужу со стороны женского пола?

– Она – умная женщина и всё понимает. Так было ещё в старом театре, когда я работал в оперетте. У меня всегда было амплуа героя-любовника. Я же не виноват, что у меня такая работа. Вначале, когда в “Принцессе цирка” я сыграл Мистера Икс, было особенно неловко. Помню был такой случай. Еду в автобусе, рядом стоит женщина, пристально смотрит на меня, а потом вдруг спрашивает: “Это не вы ли играли Мистера Икс?” Я ей отвечаю – да. Она начинает приглашать к себе домой, а я даже не знаю, что в таких случаях надо делать.

– Из множества ролей, которые вы сыграли, есть ли самая любимая?

– Они все для меня любимые. В старом театре это была “Цыганская любовь”, роль Сандра. А здесь… Вы знаете, у Жермона одни переживания, у Эскамилио – совершенно другие. Мне просто повезло, что есть все эти роли, возможность работать и играть.

– Вы где-нибудь ещё выступаете помимо театра?

– Раньше было больше возможности для выступлений, но и сейчас меня помнят и приглашают. К примеру, я сейчас еду в Сочи, где буду исполнять партию Алеко в одноимённой опере Рахманинова. Доводилось гастролировать в Германии, петь в спектаклях во многих городах России и СНГ. Занимаюсь я и концертной деятельностью. В моём репертуаре много романсов, арий.

– Вас не заманивают театры других городов?

– У меня есть много предложений, но я не хочу отсюда уезжать, потому что теперь у нас есть такой шикарный театр, у нас хорошие зарплаты. Спасибо нашему директору Вячеславу Митрофановичу Кущёву, который для нас как отец родной.

– Ваша заветная и пока не сыгранная роль?

– К 70-летию театра музкомедии в 2001 году главный дирижёр Андрей Галанов предполагает поставить оперетту Штрауса “Летучая мышь”. В старой редакции я играл там князя Орловского, а мечтаю о роли Генриха Азенштайна. Хотелось бы спеть Роберто в “Иоланте”, Фигаро в “Севильском цирюльнике”, петь больше Верди…

– Не думаете менять имидж героя-любовника?

– Пока у меня получаются такие роли, а потом, лет через десять, пойдут иные. Всю жизнь мальчиком не побегаешь…

29.11.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Кого вы хотели бы видеть на посту президента России после выборов в 2018 г.

Загрузка ... Загрузка ...

Архив опросов

Отзывов на сайте: 4096
Вчера: 1. Сегодня: 0