Galileo

Экскурсия на атомную станцию

Отрочество и юность свою провёл я в необычайно живописных местах Полесья близ Чернобыльской АЭС. Но побывать на станции не довелось. Сначала не пускали, а после взрыва там смотреть стало решительно не на что. Но всё-таки опыт общения с мирным атомом у меня какой-никакой имелся, а посему, когда редакцию посредством факсовой связи оповестили об экскурсиях на РоАЭС, я засобирался в дорогу.

«Ты там поосторожнее», – напутствовали коллеги. «Я нуклидов не боюсь, если надо – облучусь», – держался я бодрячком. «Мы не в том смысле. Атомная, э-э… тема сама по себе невесёлая, так что ты уж постарайся зря не накручивать. И трагедии бывают оптимистическими». И я, проникшись мудростью товарищей, пообещал писать только об удивительном, приятном и весёлом. Никаких кошмаров на улице Курчатова!

Но пасаран!

В Волгодонске живут сильные духом люди. Ей богу, очень сильные! Пока ростовчане пили йод, обеспокоенные слухами о выбросе на АЭС, волгодонцы травили анекдоты по поводу. Приходит бабушка в аптеку: «Йодистый калий есть?» Аптекарша мрачно: «Есть только цианистый». – «А какая разница?» – «На 20 копеек дороже».

И вот на встречу с этими замечательными людьми и их замечательным детищем я отправился с экскурсией инструкторов ГО и ЧС. До того из Ростова на станцию ездили студенты, учителя, то есть полные профаны в том, что касается чрезвычайных ситуаций, и вызнать что-нибудь интересное, поехав с ними, я вряд ли бы смог. Инструкторы же – люди, изначально готовящиеся к худшему, спрашивать о сущем и тайном будут со знанием дела. Мне оставалось только слушать.

…Подъезжая к АЭС (она расположена в 13 км от Волгодонска), мы любовались из окна озерцами, окружающими искомый объект. «Посмотрите налево! – привлекла наше внимание гид Людмила Дмитриевна. – Видите, лебедь. Он, как известно, птица очень чистая и не стал бы жить в загрязнённом месте».

АЭС встретила нас снующими туда-сюда рабочими в заляпанных спецовках, заканчивающими обустройство административного здания, и наладчиками, готовящими «под ключ» два ряда «рамок»-металлоискателей и проходную с «вертушкой». Каждому работнику выдадут пропуск с магнитным кодом: «вертушка» без долгих проверок будет «опознавать своих».
Ну и секьюрити, конечно. Сначала надо пройти службу безопасности станции, потом вооружённых автоматами прапорщиков внутренних войск. Внутри тоже много охраны: дежурят у каждого цеха, и, входя-выходя, работник каждый раз должен предъявлять пропуск. Но пасаран, одним словом.

Позади планеты всей

Вначале нам прочли вводную лекцию. Мне стало тошно – столько фактов рассказали лекторы про нашу российскую отсталость! Атомные станции, оказывается, есть теперь даже у стран, которые, казалось бы, ничего кроме «телемыла» и бананов не производят. В Мексике есть АЭС с красивым названием Лагуна-Верде, на Кубе – Хурагуа.
В развитых странах атомных станций вообще как грязи. А у нас всего десять (Ростовская – десятая).

…На РоАЭС планируется пока всего два блока. Больше, по расчётам экологов, пруд-охладитель не потянет. Хотя, как сказал лектор, начальник отдела ядерной безопасности Юрий Кормушкин, на Курской станции пруд ещё меньше, и ничего – собираются строить пятый реактор. «Правда, – заметил всё же Юрий Павлович, – у них в пруду летом вода нагревается до 38 градусов. Но это не страшно».
В общем, в ходе лекции нас убедили: от АЭС никакого вреда, кроме пользы. А чего её, действительно, бояться? Реактор у нас водно-водяной, то есть вода используется и как теплоноситель, и как замедлитель ядерной реакции, а значит, чернобыльский вариант исключён (там замедляли с помощью легковоспламеняемого графита… дозамедлялись). Вода не горит. Но даже если всё-таки бабахнет, не беда, утверждают атомщики.
В марте 1979 года на американской станции TMI, оказывается, случилась большая авария на блоке с аналогичным реактором. И хотя энергоблок был полностью выведен из строя, благодаря специфическим свойствам реактора и герметичной защитной оболочке выход радионуклидов в окружающую среду оказался весьма малым и практически не опасным. Янки даже удивились, думали-то: всё, кирдык.

…Слова замдиректора информационного центра РоАЭС до сих пор звенят у меня в ушах. «Главное, что вы должны донести до своих слушателей, – сказал он инструкторам, – действие радиации на организм человека неоднозначно, и не факт, что оно только отрицательное». И привёл конкретный пример неоднозначности: специалистами наблюдались две группы сильно облучённых людей. Так вот, в первой из них тех, кто не умер через 48 часов, в дальнейшем продолжали облучать, но помаленьку. Вторую группу предоставили самой себе. Что же вы думаете? Смертность в первой группе была в два раза ниже, чем во второй!
Я чуть со стула не сверзился, когда такое услышал. Сижу здесь, как дурак, а там, поди, приём в первую группу уже закончился!

Белый лебедь на пруду

Специально для тех, кто, прознав про экскурсии, уже навострил лыжи в Волгодонск: путешествие по станции очень похоже на шоу дураков, описанное сатириком Лионом Измайловым. Куча народа собралась на шоу, давятся в очереди. А внутри… только огромные зеркала. Смотрите, значит, на себя – больших дураков не сыскать.
То же на станции. Чего только не пишут в книгу отзывов экскурсанты! Вот учителя: «Побывав впервые на РоАЭС, мы уходим с чувством глубокой радости за наших атомщиков и их великолепное детище! Мы будем достойны Вас!» А ведь что они видели? Думаю, не больше моего.

Всем показывают цех химводоочистки. Потом – турбинный зал. Далее (не всем – нам повезло) – блочный щит управления. Вот там действительно круто: дизайн такой космический, как у Белки и Стрелки в рубке; мужчины с суровыми и умными лицами говорят по телефонам и смотрят в мониторы. Но таких мужчин, занимающихся тем же, я каждый день вижу в редакции. Искренне же радоваться и удивляться многоэтажным корпусам станции может только хронический гигантоман. Но такого нужно отвести к врачу, а не везти за 240 км от Ростова. В общем, в душе осталась пустота.

…На обратном пути начальник нашей экспедиции полковник Швецов ехидно пошутил: «Посмотрите направо! Если там по-прежнему сидит эта чистая птица, значит, это муляж». Посмотрели направо: пернатый дозиметр сидел на том же месте…
Я, дремля, слушал разговор инструкторов, сидевших за мной. Они настроились на философский лад и пытались решить загадки всего сущего.
– Вот солнце. Это такой же реактор, но для всей системы.
– Действительно. Но почему оно – шар, а не куб, например?
– Кто его знает…
Гамлетовская риторичность. Вергилиевская пастораль за окном автобуса. Трагедия с оптимистическим амбре.

12.12.2014

Добавить страницу в мои закладки:

Смотрите также:

Какими должны быть отношения между Россией и Украиной?

Загрузка ... Загрузка ...

Архив опросов

Отзывов на сайте: 4049
Вчера: 2. Сегодня: 1